?

Log in

No account? Create an account

August 15th, 2015

Оригинал взят у canary_green в Неожиданные открытия
(Добавил от себя - "выделение жирным" мест, кои считаю наиболее важными в осознании темы)

Зачастую, плутая в лабиринтах смыслов одного произведения наталкиваешься на разгадку совершенно другого. Так, совсем недавно копаясь в многогранном, но вполне однозначном образе Иешуа, я обнаружила еще одного персонажа на просторах русской литературы, общепризнанная трактовка которого, на мой взгляд, совсем не соответствует тому, «чтохотелсказатьавтор».
Впрочем, сам автор, а говорю я об Александре Блоке, - зачастую жонглировал образами и символами так, что неподготовленному читателю разобраться в этом не так-то просто. Человеком он был неординарным и жил бурно, на всю катушку. Как-нибудь можно будет вспомнить и Любовь Дмитриевну, и «Боря устал», и «В моей жизни было две женщины», и еще много всякого про Блока. Но – сейчас не о личности, сейчас – о поэзии.
     Еще в школе на уроке литературы меня неприятно удивила поэма «Двенадцать». Бррр, ну разве мог это написать автор «Девушка пела в церковном хоре»? Или «дыша духами и туманами она садится у окна»? Мастерство, как говорится, не пропьешь (хотя Блок и очень старался, очень!), но тем ярче и ощутимее было состояние отчаяния и какой-то темной безнадеги, которую он описывает в поэме.
Там плохо все – повальная бедность, обличающий всех писатель, поп («брюхом шел вперед»), в общем, черное, черное небо, в груди – «злоба». Двенадцать человек, которые идут с винтовками. Свобода, свобода, без креста. И дальше – «пальнем-ка пулей в Святую Русь – в кондовую, в избяную, в толстозадую!» И снова – «Эх, эх, без креста». Дальше история Ваньки-Катьки-Петьки, в финале которой толстоморденькая Катька гибнет, у жалостливого Петьки, руки «в крови из-за Катькиной любви», а красноармейцы-убийцы «без имени святого» следуют дальше, в будущее, время от времени отгоняя голодного шелудивого пса. Гибель Катьки не сильно тревожит солдат. И вдруг впереди этой жуткой процессии появляется Иисус Христос. Я отложила, что-то в ней было не так, но что – до моего юного ума не доходило.
     Только сейчас, когда объяснения учительницы литературы про «святость революции», «благую весть о новой жизни» несколько подзабылись, и я смогла взглянуть на «Двенадцать» свежим взглядом, мне стало многое понятно.
Нет там никакой святости революции!
Двенадцать красноармейцев с винтовками вместо благой вести, убивающие блудницу, - это не апостолы, вернее, не христианские апостолы.
Символист Блок прекрасно понимал, что он изображает. Белый цвет в восточной традиции – цвет смерти. Символом Христа всегда была красная роза, красный цвет – символ жизни, символ крови, символ жертвы. Красным становится яйцо в руках Марии Магдалины, символизируя новую жизнь. Белый цвет – наоборот.
Для особо непонятливых (для меня в том числе) Блок надел на Христа венчик. Не венец, а именно венчик. Белый. Бог мертв, вот что хотел сказать нам поэт. Тогда понятными становятся его слова в дневнике «к сожалению, Христос».
Не было образа, который мог бы ярче выразить конец всего, апокалипсис, из которого нет исхода!
     Скажу честно, мне стало страшно. Думаю, в ряд ли я еще когда-нибудь вернусь к этому произведению. Да и к Блоку вообще.
Жизненный финал самого Блока был ужасен. Перед смертью он сошел с ума, уничтожал рукописи, бил посуду, зеркала, статуэтки. Врачи так и не пришли к однозначному заключению о причине его смерти. Возможно, лучше всего об этом сказал он сам: «Поэт умирает, потому что дышать ему больше нечем».
А вот тут Двенадцать профессионально обсуждают умные люди.

Profile

alexpsw
alexpsw

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars